Обоснуй за увольнение. Законопроект против дискриминации работников по возрасту прошел первое чтение

« Назад

15.09.2018 11:15

Госдума 13 сентября приняла в первом чтении президентский законопроект о защите граждан предпенсионного возраста от необоснованного увольнения. За это, а также за отказ таким гражданам в приеме на работу законопроект предусматривает уголовную ответственность для работодателей.

КАК У БЕРЕМЕННЫХ

Инициатива президента Путина об уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу или за увольнение граждан предпенсионного возраста поступила в Госдуму 6 сентября. “Необос- нованный отказ в приеме на работу лица по мотивам достижения им предпенсионного возраста, а равно необоснованное увольнение с работы такого лица по тем же мотивам наказывается штрафом в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев либо обязательными работами на срок до 360 часов”, - говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Согласно документу, приведенная выше норма прописывается в новой статье 144.1 Уголовного кодекса. Вице-премьер Татьяна Голикова, представлявшая законопроект в первом чтении, отметила, что нововведение является “фактическим аналогом” уже действующей статьи 145 УК РФ. С той разницей, что последняя защищает от трудовой дискриминации женщин - беременных или с детьми в возрасте до трех лет.

- В связи с планируемым изменением возраста выхода на пенсию возникает опасность необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения лиц, достигших предпенсионного возраста, - признала Голикова. - Предлагается установить уголовную ответственность за такие деяния.

Напомним, реакция экспертов на президентскую инициативу была неоднозначной. Предприниматели убеждали, что надо ограничиться административной ответственностью и ввести для работодателей, у которых заняты люди предпенсионного возраста, льготные тарифные ставки по взносам в соцфонды. Профсоюзы опасаются, что новый закон можно будет обойти. Например, работодатель станет увольнять сотрудника не за пять лет до пенсии, а раньше.

Кроме того, доказать в суде, что мотивом увольнения являлась дискриминация по возрасту, будет крайне сложно. Все та же Голикова пояснила, что наказываться должно увольнение, “не связанное с деловыми качествами работника, его образованием и опытом работы и иными факторами, влияющими на исполнение трудовой функции”. Профсоюзной аудитории не нужно подробно объяснять, какие приемы работодатели используют для того, чтобы формально уволить работника “по делу”…

Тем не менее законопроект получил положительные отзывы правительства и профильного думского комитета по госстроительству и законодательству. Член комитета Отари Аршба (“Единая Россия”) считает, что он обеспечивает новые “уголовно-правовые меры защиты прав граждан”.

“СК РАЗБЕРЕТСЯ”

От депутатов поступило несколько вопросов. Так, Геннадий Кулик (“ЕР”) поинтересовался статистикой приема на работу по решениям суда в случаях доказанной дискриминации. Голикова резонно заметила, что по новой инициативе такой статистики быть еще не может. Зато по “практическому аналогу”, относящемуся к беременным и молодым матерям, за 2017 год было всего два восстановления уволенных. А о “принудительном” приеме таких соискателей на работу правительству неизвестно вовсе. Что ставит естественный вопрос: насколько эффективно будет работать аналогичный “предпенсионный” закон?

Анатолий Выборный (“ЕР”) поднял интересную тему: что должно считаться необоснованностью отказа? И привел пример: на одно место претендуют трое “предпенсионников”. Значит, двоим неминуемо откажут, что может послужить поводом для исков против работодателя. Татьяна Голикова ответила, что за период применения ст. 145 УК “сложилась определенная практика, в том числе постановления Верховного Суда и так далее - что считать необоснованным”. “Солидарности” удалось отыскать только одно постановление Пленума ВС на эту тему - от 17 марта 2004 года. В нем говорится, что заключение трудового договора - это право, а не обязанность работодателя…

К слову, Отари Аршба дополнил ответ вице-премьера, сообщив, что “подобных разбирательств в прошлом году было две тысячи, и тысяча триста было удовлетворено”. Что резко расходится с ответом Татьяны Голиковой на вопрос от Геннадия Кулика. Хотя, по словам Аршбы, сама же Татьяна Васильевна “эту информацию представила вчера на комитете”.

Член комитета по труду Олег Шеин (“Справедливая Россия”) поинтересовался, не ударит ли защита граждан предпенсионного возраста по более молодым работникам. И получил ответ: дискриминации работников других возрастов не будет, так как работники, которым осталось больше пяти лет до наступления пенсионного возраста, крайне востребованы на рынке труда, и “нет никаких оснований у работодателей их увольнять”. Получается, грубо говоря, что когда тебе до пенсии пять лет и два месяца, ты крайне востребован. А когда пять лет ровно - ты уже так себе работник, и тебя нужно защищать специальным законом.

Сергей Катасонов (ЛДПР) поинтересовался, как быть с людьми, работающими по срочному трудовому договору, если он заканчивается менее чем за пять лет до наступления пенсионного возраста. Но внятного ответа не получил: “можно обратиться в Роструд”. Коллега Катасонова по фракции Олег Сысоев спросил, какие меры стимулирования работодателей к принятию на работу пожилых рассматривает правительство. Голикова ответила, что президент поручил их разработать правительству. Работодатели уже внесли предложения, и они будут рассмотрены на ближайшем заседании РТК. Конкретные предложения вице-премьер не назвала, но читатель помнит, что они в основном связаны с введением льготных ставок по взносам в социальные фонды.

- Но я хочу сказать, что не так давно Госдума по предложению правительства приняла закон, который говорит о том, что ставка страховых взносов в Пенсионный фонд устанавливается на постоянной основе в размере 22%, - напомнила вице-премьер.

Насущный вопрос задал и Николай Арефьев (КПРФ): кто будет привлекаться к уголовной ответственности - собственник, директор, кадровик, кто-то еще? Правда, ответ оказался прост: тот, кто подписал трудовой договор со стороны работодателя.

- Далее следственные органы определят либо виновность физического лица, которое представляет конкретное предприятие, либо юридического лица, - пояснила Голикова.

Хотя и это оставляет вопросы. Например, подписавший трудовой договор руководитель может уволиться раньше возникновения конфликта - и кто будет ответчиком? Не говоря уже о ситуациях с отказом в приеме на работу, когда никакого трудового договора не может быть и в помине. Впрочем, Отари Аршба успокоил коллег: Следственный комитет разберется.

Наконец, в качестве завершающего аккорда можно привести вопрос-рассуждение Валерия Гартунга (“СР”):

- В ТК нет обязанности работодателя обосновывать свое решение - там закрытый перечень причин, по которым работодатель расстается [с работником] по инициативе работодателя. Что значит “будет считаться обоснованным или необоснованным?” А по приему на работу там (в ТК. - П.О.) вообще ничего не написано. Вносить поправки в закон, который не будет работать, - мне кажется, это имитация защиты…

- Если вы считаете, что эта статья не будет работать, я считаю, это фантазии - потому что она еще не начала работать, и практики у нас нет,- ответил Отари Аршба. - Когда появится, тогда и будем рассуждать на эту тему.

В результате прений законопроект принят в первом чтении: 370 голосов “за”, 12 “против”, 68 депутатов не голосовали. Против выступили только коммунисты (один член КПРФ, Олег Смолин - “за”) и внефракционный депутат Рифат Шайхутдинов. О поступлении поправок к законопроекту ко второму чтению (срок до 14 сентября) не сообщалось.

Источник: газета "Солидарность"


Телефон:
Адрес:
Ямало-Ненецкий автономный округ, г. Салехард, ул. Совхозная, д. 14, корп. 1, кабинеты 403, 406